Транзактный анализ героя Мэри-Энн по фильму «Как малые дети», 2006


В каждом из нас живет ребенок до конца жизни. У кого-то это выражается в любопытстве и желании знать, у кого-то в желании испробовать что-то запрещенное, у кого-то в неуемной любви к матери, а у кого-то в неконтролируемой агрессии.

В центре этой истории отношения пары Сары и Брэда, у обоих есть семьи и дети, но между ними закручивается роман, который ярко раскрывает их характеры. Сара, преодолевая трудности материнства и самоопределения со своей дочкой, получает еще одного ребенка в лице Брэда, но не видя этого изначально, бросается в омут с головой, чтобы выбраться из рутины и разрушающейся семью с ее мужем Ричардом.

Однако, не менее интересны в этой истории второстепенные персонажи, например, одна из мам городка, в котором разворачиваются события – Мэри-Энн.

"Как малые дети" 2006, анализ, кадр 1

На первый взгляд она типичный предводитель группы мам, которые ежедневно проводят время на детской площадке, являя собой пример образцовых жен, хозяек и матерей. Они обсуждают жителей, строят догадки об их жизни, сплетничают о мужьях и соседях, не забывая комментировать действия своих детей – все должно быть под контролем.

При этом, Мэри-Энн главный контролер: ее мнение единственно верное, ее слово обязательно последнее. Это яркое проявление контролирующего родителя. Ее внутренний критик, который обесценивает, ругает и наказывает в ее сознании. Активный контролирующий родитель заставляет ее злиться на других, на их несовершенство. В этой структуре живут запреты и предписания, указания о том, как необходимо и как категорически нельзя, а также стойкие представления о том, что будет за «неисполнение».

Яркий пример проявления контролирующего родителя в сцене на детской площадке, когда Сара обнаружила, что забыла перекус для дочки.

"Как малые дети" 2006, анализ, кадр 2

Мэри-Энн, хоть и попросила своего сына поделиться, не забыла указать Саре на ее оплошность:

«Может быть, тебе стоит делать список и вешать на дверь… так, чтобы это была последняя вещь, которую видишь, выходя из дома. Я так делаю».

Контролирующий родитель – это конкретный взрослый человек, который контролировал, наказывал и зачастую не объяснял причин. Мэри-Энн дает советы в повелительном тоне, как родитель, который знает лучше, чем неразумная Сара, которая «уже второй раз на этой неделе» забыла еду для дочки.

Продолжение разговора на площадке также ярко характеризует Мэри-Энн, как контролирующего родителя:

«Его должны кастрировать. Тогда не придется беспокоиться о том, чтобы предупредить соседей». Речь идет о Ронни, который недавно вышел из тюрьмы.

"Как малые дети" 2006, анализ, кадр 3

Мэри-Энн преподносит свое мнение как истину в последней инстанции, ведь она – заботиться о детях, не может быть ничего важнее этого.

Когда Сара попыталась оспорить ее мнение, при этом добавив долю юмора, Мэри-Энн отчитала ее, как пятилетнего ребенка, который сказал глупость – нельзя спорить со взрослыми: «Думаешь, это смешно?»

При этом, выражение лица Мэри-Энн выражение лица всегда – раздраженно-недовольное, как будто все вокруг говорят ерунду, права только она, но эти все «как малые дети» просто не понимают, они не доросли.

Если рассматривать данную ситуацию в контексте треугольника Карпмана, то роли буду распределены следующим образом:

Преследователь: Мэри-Энн. Она нападает на всех, кто, по ее мнению, не вписывается в ее понимание адекватности, доброчестия, разумности и т.д. В данной ситуации, нападая на Ронни, он объясняет это очень просто: он вышел из тюрьмы, за проступок, который на всю жизнь сделал его изгоем в этом обществе. Единственно верный факт для нее – он преступник, следовательно, заслуживает самого, справедливого, с ее точки зрения, наказания.

Однако преследование Мэри-Энн за долю секунды может переключиться на Брэда, Сару и любого другого жителя, как только в поле зрения Мэри-Энн появится что-то, что в них можно осудить.

Треугольник Карпмана

Жертва: Ронни. Несмотря на то, что он по сути стал изгоем общества из-за своего деяния, она становится жертвой из-за этого общества, в том числе из-за преследователей, как Мэри-Энн.

Спасатель: Сара. Сара защищает Ронни перед Мэри-Энн, не потому, что оправдывает его поступок, не потому что испытывает к нему симпатию, а потому что как раз видит в нем жертву, а заявление Мэри-Энн о том, что его нужно кастрировать, расценивается Сарой как нападение на жертву.

С другой стороны, в Мэри-Энн также проявляются признаки бунтующего ребенка, который хочет спорить, хочет свободы, хочет проявлять свои чувства и эмоции, но здесь на первый план выходит конфликт эго-состояний Родитель-Ребенок, и состояние родителя доминирует больше. Это может быть связано с тем, что в детстве героини присутствовала явная модель контролирующего родителя, скорее всего, это была мама, которая учила и воспитывала, диктовала, как надо делать, и как нет, запрещала, в том числе запрещала (может быть и не напрямую) проявлять чувства, высказывать мнение. В следствие этого возник конфликт: как ребенок Мэри-Энн не имела возможности выражать свои чувства и эмоции, ее внутреннему ребенку необходимо прожить это, необходимо научится показывать чувства, но роль внутреннего родителя сильнее, он запрещает и обесценивает эти чувства, следовательно, они выходят в виде агрессии на других людей.

«Я уверена, твоя дочь смогла многому научиться», — говорит Мэри-Энн Саре после того, как она поцеловала Брэда на глазах у всей площадки. В ее тоне явное пренебрежение, даже отвращение, но в этом проявляется ее несвобода, она не может позволить себе такую вольность, она – Мать, причем именно с большой буквы.

Внутренний бунтующий ребенок Мэри-Энн проявляется в сцене собрания литературного кружка, где она спорит со всеми присутствующими, не приводя никаких аргументов, но постоянно повторяя одну и туже мысль о том, что Мадам Бовари – недостойная женщина. Она не готова и не может посмотреть на произведение и на главную героиню с другой стороны, ей мешает контролирующий родитель. Но при этом она спорит так, как маленький ребенок, который не может объяснить, почему он так думает, но уверен, что думает правильно, а взрослые вокруг просто с другой планеты и ничего не понимают. Она демонстративно закатывает глаза, когда Сара начинает объяснять свое отношение к Модам Бовари. Суждения Мэри-Энн о книге и героине поверхностны, лишены анализа и критического осмысления, она высказывает то, что первое бросается в глаза, как это делают дети. Когда же она понимает, что у Сары много аргументов, и остальные участники поддерживают ее, Мэри-Энн просто сдается, говоря, что она наверно «просто не поняла». Снова проявление внутреннего ребенка, который не смог добиться желаемого бунтом и решил не участвовать больше в обсуждении.

Таким образом, несмотря на то, что Мэри-Энн является второстепенны персонажем в этом фильме, на ее примере можно достаточно четко рассмотреть конфликт внутреннего Родителя и внутреннего Ребенка, что является следствием взаимоотношений с родителями в детстве.

Ключевые слова: ,

© 2021. Все права защищены

Запись на консультацию


Мы можем позвонить вам через 30 секунд, просто введите свой номер ниже

Поле обязательно
Поле обязательно
Поле обязательно Неверно введенный email
Поле обязательно
Ваше сообщение успешно отправлено